Развитие бизнеса является движущей силой развития экономики любого региона, и Крым не исключение. Крайне важна коммуникация бизнеса, общение предпринимателей друг с другом, взаимодействие и развитие. Безусловно, большую роль здесь играет и наличие организации, которая могла бы объединить бизнесменов. Да и не только бизнесменов, но и представителей общественности, которые своей целью ставят развитие Республики. Именно такой организацией является МОО МСП «Новая Формация».

«Академия журналистики» берет интервью у Председателя правления «Новой Формации» Юрия Рачиковича Айрапетяна. Поговорим о том, что сделано, о том, что предстоит сделать, ну и, конечно, о шахматах.

— Юрий Рачикович, здравствуйте. Долго думал с чего начать разговор, и решил начать с шахмат. У Вас весомые достижения в этом виде спорта. Что для Вас шахматы, и с чем Вы сравнили бы этот вид спорта?

— Здравствуйте! Вы знаете, говоря о шахматах, вспоминаю высказывание двенадцатого чемпиона мира по шахматам Анатолия Евгеньевича Карпова. Он говорил: «Шахматы – моя жизнь, но моя жизнь – не только шахматы». Для меня это определенный девиз, и я подписываюсь под каждым словом. Действительно, шахматы для меня – это жизнь. Более того, и сегодня, и в детстве, и в юности было так же: получил плохую отметку в школе, родители поругают, настроение плохое – садился за шахматную доску, начинал анализировать партии, играть, и сразу всё забывалось. То есть, шахматы – это отдельный мир, в котором ты можешь просто утонуть. И по сей день, тем более занимаясь такой деятельностью, особенно когда сталкиваешься с определенным, прямо говоря, лицемерием, хочется иногда просто забыться. И по вечерам я иногда открываю шахматную программу и начинаю играть онлайн. Подчеркну еще раз: шахматы – моя жизнь.

— Сколько лет Вы играете в шахматы?

— Начал заниматься в шесть лет, профессионально играл до двадцати. После была уже более легкая версия игры.

— С какими гроссмейстерами международного уровня Вы играли в одной команде, или против кого Вы играли? Кого Вы считаете самым сильным соперником?

— Вы знаете, наверное, нет такого понятия «самый сильный соперник». Вот с нашим известным крымским гроссмейстером Сергеем Карякиным мы вместе начинали, тренировались. В какой-то момент я даже выступал как определенный секундант, мы готовились вместе к соревнованиям. Сергей – очень талантливый и сильный шахматист. В целом, если говорить о спортсменах былых времен, это Борис Спасский, Роберт Фишер, Михаил Таль. Всё это настоящие чемпионы мира. В современном шахматном мире, мне кажется, таких чемпионов, откровенно говоря, нет. Я знаю, как сегодня проходит шахматный процесс: стоят один-два-три компьютера, и каждый заточен на анализ какой-то позиции, то есть, задача человека — лишь запоминать варианты, которые компьютер предлагает. Раньше партии игрались с доигрыванием, уходили на анализ, у соперников была борьба интеллектов. Сегодня же невозможно доигрывание, потому что доигрывать будет уже компьютер. Поэтому, если говорить про шахматистов, для меня сильнейшие спортсмены – это тринадцать чемпионов мира.

— Вы не только играли, но и тренировали…

— Да.

— Если я нашел верную информацию, Вы тренировали сборные некоторых государств?

— Верно. Я тренировал молодежные сборные Люксембурга и Бельгии в 2010 году, возил эти команды на чемпионат мира среди детей, и, в принципе, определенные результаты были, но к сожалению там нет школы, нет базовых знаний.

— Тогда возникает немного не шахматный вопрос. Поддерживаете ли Вы отношения с людьми, с которыми тогда общались? И, если поддерживаете, то какое у них – у жителей европейских стран — отношение к Крыму, к ситуации, которая сложилась?

— К сожалению, ни с кем практически у меня не сохранилось никаких взаимоотношений. Всё прекратилось как раз в 2014 году. По долгу нынешней работы, хочу отметить, что наша организация способствовала приезду австрийских партнеров, которые реализовывают инвестиционный проект совместно с крымчанами. Но в целом у европейцев очень заангажированное отношение к Крыму. Скажу Вам больше, до 2014 года я работал в Австрии, и, когда всё только начиналось, то, что транслировали там по телевизору, было, мягко говоря, не верным, и оставаться отрешенным было невозможно. Там реально говорили о том, что в Крыму люди ходят с автоматами, и существует большая опасность. Я звонил родителям и спрашивал, какая ситуация на самом деле, а папа мне просто смеялся в трубку. Да, ходили Вежливые люди, но никакой агрессии или давления не было. Даже после всех событий у меня был разговор с бывшим руководителем – председателем правления банка, и у него тоже крайне отрицательный взгляд по поводу Крыма. К сожалению, всё не просто.

— Заканчивая тему шахмат, у меня есть еще один «околошахматный» вопрос. Известный политолог Игорь Рябов перед Новым годом на своей странице в социальной сети написал интересную историю о том, как Вы помогли организаторам собрания инициативной группы по выдвижению Владимира Путина связаться с Сергеем Карякиным, который тогда был на соревнованиях в Турции. Не могли бы Вы рассказать эту историю?

— Да, всё верно. Мне очень приятно, что Игорь так прокомментировал эти события, честно говоря, я даже не знал, что он об этом написал. Просто была необходимость Министерству внутренней политики выйти на Сергея Карякина, а я дал номер телефона его мамы. И конечно, рад, что смог тем самым оказать необходимую помощь.

— Тогда предлагаю перейти к «Новой Формации». Расскажите об этимологии названия, почему именно «Новая Формация»?

— Название придумал мой хороший друг Сергей Портных. Вообще идея по поводу создания организации возникла еще в 2015 году в рамках моей деятельности в «Опоре России». Мы уже тогда думали, что стоит сделать что-то своё. И на одном из собраний нашей команды мы начали думать, какой будет форма организации, а так же название. В результате у Сергея родилась такая идея: «Почему бы не назвать «Новая Формация»?». Честно сказать, оно меня сразу зацепило, потому что соответствовало моему взгляду на всё. И для меня это стало единственным верным названием организации. Когда сегодня говорю о «Новой Формации», то для меня это не просто название организации, это призыв к действию.

— Когда создавалась организация, какие задачи Вы ставили перед собой, и каким Вы видели существование «Новой Формации»?

— В первую очередь, наша команда определила три ключевых вектора деятельности организации. Первый – это предпринимательство, ведь в основе своей команда объединяет предпринимателей. Второе – это гражданские активисты, поддержка гражданской активности. Третье – благотворительность. По этим трем блокам организация и развивается. Не выделяю важность одного над другим, потому что мы стараемся двигаться во всех трех направлениях. Идея была объединить социально ответственных предпринимателей с целью развития этих трех блоков, как обычно говорю на презентациях, — трёх китов.

— Если оглянуться на лето 2016 года, когда была создана «Новая Формация». Прошло уже некоторое время, и какие результаты Вы выделили бы за этот срок? Что удалось сделать? И что планируете сделать в ближайшее время?

— Безусловно, как и любой человек, который строит определенные планы, стараюсь подводить определенные промежуточные итоги деятельности. К концу 2017 – началу 2018 года подвел условную черту, и могу рассказать конкретно наши результаты. На сегодня «Новая Формация» по количеству членов организации, по уровню их влияния на экономику региона, по количеству решенных вопросов, по качеству поддержки предпринимателей, гражданских активистов, благотворительности – сильнейшее бизнес-сообщество в Крыму. За этот период времени мы представлены во всех 27 регионах Крыма, в шести регионах России: Крым, Севастополь, Тульская область, Удмуртия, Санкт-Петербург и Москва. Буквально сегодня у нас был гость из Республики Башкортостан, мы говорили о возможном открытии представительства в этом регионе. У нас уже налажены контакты с Татарстаном, Екатеринбургом, Липецкой областью, там у нас есть сторонники, люди, которые готовы открывать наши отделения или представительства. Как для года и четырех месяцев, на мой взгляд, это внушительные показатели. Членами организации сегодня являются более 310 предпринимателей. Считаю, что это хороший показатель. В «Новой Формации» состоят топовые бренды, которые являются, в том числе, крупнейшими налогоплательщиками Крыма, то есть, формируют экономику региона, такие как «Крымский молочник» (одно из крупнейших молочных производств Республики), компания «Агровера» (крупное сельхозпредприятие), сеть «Автокафе» и многие другие. Это сильные бренды, сильные люди, сильные лидеры, усилиями которых создано более десяти тысяч рабочих мест только на территории Республики Крым. Видно, что результатов не мало.

Что не удалось сделать на сегодняшний день? Вот в шахматах, когда ты сыграл партию, самая лучшая тренировка – ее проанализировать и провести работу над ошибками. Что нам не удалось сделать? К сожалению слабо еще работают общественные приемные на местах. Это говорит о том, что работа идет в ручном режиме: человек пришел непосредственно к нам, не зная, что на базе наших отделений есть общественные приемные, рассказал о проблеме, и мы ему помогаем. Затем, если говорить о внутренней части, то это кадровая политика внутри организации. То есть, правильный подбор людей на те или иные позиции, причем, как в рамках «Новой Формации», так и вне этих рамок. В этом вопросе с нами советуются и просят наши рекомендации. Здесь стоит задача – усилить образовательный блок. Люди должны становиться сильнее с точки зрения управленческих навыков, исполнительных навыков и так далее. Отдельно мы будем уделять внимание и образованию. Есть еще ряд моментов, на которых мы сконцентрируем внимание, и организация несколько поменяет свою направленность. Если сказать проще, организация в 2018 году будет развиваться по двум направлениям: 1. Региональная повестка, развитие регионов; 2. Проектная деятельность, куда войдет всё — от благотворительности, до коммерческих проектов.

— «Новая Формация» уже представлена в ряде регионов Российской Федерации, есть перспектива открытия отделений и в других регионах. То есть, это, в перспективе, Всероссийская организация с центром не в Москве или Санкт-Петербурге, а в Крыму. Играет ли это некую роль на переговорах с потенциальными членами организации из других регионов страны? Как в целом люди к этому относятся?

— Вы знаете, не хочу сказать, что это играет отрицательную роль. Крым и Севастополь – два самых молодых субъекта в стране. Безусловно, на нас смотрят, как на младшего братика, которого надо учить жизни. На политическом уровне это безусловно играет положительную роль, это здорово. Скажу откровенно: когда мы создавали организацию, у нас не было и нет какого-то популизма, что вот мы из Крыма, но мне лично это, конечно, греет душу и сердце. Я понимаю, что на сегодня «Новая Формация» — единственная серьезная структура, которая идет из Крыма по регионам России.

— Давайте представим, что есть человек, бизнесмен, который впервые услышал о «Новой Формации». Как бы Вы ответили на вопрос, зачем ему вступать в организацию?

— Я могу ответить одним предложением: Новое время, Новые люди, «Новая Формация». Это наш слоган, и тут человека либо цепляет, либо не цепляет. Убеждать людей форматом «ты сюда придешь и получишь бизнес-коммуникацию»… Ну да, получишь, да, ты можешь увеличить свой доход. Кроме того, получишь некие возможности, образно, политического роста, потому что, если говорить откровенно, общественная организация для многих – это трамплин в политическую деятельность. Такая перспектива тоже есть, и примеры такие могу привести. Один из членов «Новой Формации», благодаря организации, вошел в Совет при Уполномоченном представителе президента в Южном Федеральном округе, там он отвечает за молодежную политику. Другой возглавил Экспертный совет при Госдуме по цифровой экономике. Да, таких примеров не мало и организация это тоже может дать. Но нам не интересны люди, которые приходят сюда с вопросом «Что Вы мне можете дать?». Нам они просто не интересны. Интерес вызывают люди, которые приходят со словами: «Что я могу дать? Чем я могу быть полезен организации?». И тогда мы садимся и общаемся о «Новой Формации». Такой формат мне интересен.

— Еще одна тема, которую хотелось бы затронуть, – это Ваша деятельность в рамках Высшего совета партии «Единая Россия». Не буду задавать какие-то наводящие вопросы, спрошу, что бы Вы сами рассказали об этой части Вашей работы и жизни?

— Для меня работа в рамках Высшего совета началась с февраля 2016 года, когда я был первый раз в него избран и продолжается по настоящее время. Отдельно хочу сказать слова своей благодарности своему старшему товарищу Александру Владимировичу Бречалову, ныне губернатору Удмуртской Республики, на тот момент он возглавлял Общественную палату Российской Федерации, был сопредседателем Общероссийского Народного Фронта. Это человек многому меня научил, хотя мы не так много соприкасались. Но по всем нашим встречам и разговорам по телефону, мне был понятен вектор развития. В принципе, я прошел в Высший совет, во многом, благодаря его рекомендациям. Хочу сказать, что в 2016 году я был там единственным представителем от Республики Крым. Это вызвало достаточно большой резонанс, потому что, на тот момент руководитель молодежного отделения «Опоры России», не понятно за какие заслуги, попадает в Высший совет. А в него входят такие люди, как Сергей Кужугетович Шойгу, Рамзан Ахматович Кадыров, Валентина Ивановна Матвиенко, Сергей Викторович Чемезов, то есть это пул серьезных людей в Высшем совете партии, и вдруг в него избран Юрий Айрапетян, 27 лет от роду.

Это событие не мое личное достижение, а достижение нашей команды. И мы с первого дня начали работать: создали общественные приемные, стали ездить по регионам, собирать проблематику. Моя задача — отвечать за предпринимательство, потому мы стали собирать проблематику в этой сфере, с целью выйти с этой информацией на заседание с Главой Республики, по итогам которого будут выработаны предложения по вопросам, которые волновали бизнес-сообщество в регионе. Нам удалось это сделать. 30 июня 2016 года за первые 5-6 месяцев моей работы в рамках Высшего совета, у нас сразу же появилось достижение — это тринадцать поручений Главы Республики. Забегая вперед, хочу сказать, что некоторые из них еще не выполнены. Тем не менее, наша работа была оценена, в том числе, и Сергеем Ивановичем Неверовым, на тот момент, генеральным секретарем партии «Единая Россия», ныне руководителем фракции партии в Государственной Думе. И нашу работу транслировали по регионам, и ставили в пример именно предпринимательскую платформу в Крыму. В 2017 году в Бюро Высшего совета партии включили Сергея Валерьевича Аксенова. Еще хочу сказать, что в рамках «Единой России» на федеральном уровне работа, безусловно, ведется. Знаю, что мои коллеги Марина Анатольевна Блудян, Евгений Валерьевич Дёмин очень много делают для развития бизнеса по всей стране. В этой части Предпринимательская платформа «Единой России» работает хорошо. Если конкретизировать и говорить о ситуации в Крыму, здесь всё немного сложнее.

А в целом, безусловно, «Единая Россия» — сильнейшая партия страны. Партия поддерживается Президентом, более того, хоть Владимир Владимирович пошел на выборы самовыдвиженцем, недавно он посетил съезд партии. Таким образом, Президент показал, что он поддерживает партию. Лидер говорит так, значит так.

— Вы говорили о том, что избрание в Высший совет партии вызвало определенный резонанс и вопросы других людей. Опишите, какие эмоции испытывали Вы, когда влились в такое общество, в прямом смысле, лидеров государства?

— Отвечу так, как я уже отвечал журналистам, был задан приблизительно такой же вопрос: «Как Вы оцениваете, как считаете, это же такая регалия, такая должность?».

Проблема нашего общества заключается в том, что сегодня человек, получая некие регалии, занимая должность с «корочкой», считает себя уже очень влиятельным. Здесь и кроется проблема: люди стремятся к власти во имя власти, а не во имя дела. А моё личное убеждение, что, если тебе дали какой-то рычаг, то им надо пользоваться на благо общества, на благо людей. У кого-то эти слова могут вызвать улыбку и ухмылку, но я искренне в это верю. На мой взгляд нашему обществу надо перестать формировать какую-то классовость, не надо создавать слои населения: кто-то выше по рангу, а кто-то ниже. Все под Богом ходим, и, как говорится, закончим одинаково. Сейчас идёт погоня за какими-то связями, деньгами и так далее. Мне кажется, надо проще к этому относиться. Безусловно, есть определённые моменты, когда я сам не успеваю позвонить коллегам, друзьям, с которыми мы делаем вместе организацию, и я прошу друзей, помощниц, они с ними связываются. Это не потому, что я, как говорят, «зазвездился». Это потому, что есть определенные рабочие процессы, это нормально. Но, когда ты ставишь себя выше над людьми – это уже не нормально. Такое происходит, когда человек воспринимает некую должность, как право считать себя выше других. Вот в этом проблема.

— Давайте немного отступим от темы. Вы упомянули о журналистах, наша организация называется «Академия Журналистики», отсюда возникает вопрос. Вы публичный человек, а значит, на том или ином уровне соприкасаетесь и с журналистами. Как бы Вы оценили уровень развития СМИ в Крыму?

— Считаю, что в этом вопросе надо проводить системную работу, и не надо бояться говорить правду. А у нас, к сожалению, если ты неугодный, то не должен быть на каком-то эфире и давать комментарии. И как же тогда оценивать уровень журналистики, если такое есть? Человеку, который говорит правду, бояться нечего.

— Предлагаю отойти и от этой темы, и поговорит вот о чем. Близится годовщина февральских событий 2014 года, годовщина Воссоединения Крыма с Россией. Помните ли Вы эмоции, которые испытывали тогда, что Вы ощущали?

— Вы знаете, я могу сказать, что для меня это были самые главные события в жизни, да. Но давайте лучше скажу без пафоса и откровенно. Абсолютно точно это был осознанный выбор крымчан. Моя семья, мои близкие и знакомые поддерживали референдум и голосовали за Воссоединение. Конечно, это историческое, судьбоносное событие в истории Крыма. Но важно понимать и другое. Событие произошло. Это сейчас приятно говорить, вспоминать, а тогда это было очень волнительно, никто не понимал, как будут развиваться события. Надо отдать должное Сергею Валерьевичу Аксенову. Кто бы что там ни говорил, но этот человек, на мой взгляд, действительно повел за собой людей и сказал, что будет такой выбор. Не хочу петь хвалебные оды, просто говорю так, как думаю. Но, эти события прошли. Мы были в точке А, сегодня мы в точке Б, прошло четыре года. Давайте обернемся и проанализируем, что сделано за это время: какие достижения, чем мы можем гордиться. Ведь люди, просыпаясь каждый день, идя на работу, возвращаясь вечером домой оценивают зарплату, которую получают, еду, которую едят. Что мы должны оценивать? В моем понимании, нам еще есть к чему стремиться. Да, мы гордимся важными достижениями: строится мост – спасибо Владимиру Владимирович Путину; строится аэропорт — спасибо Владимиру Владимирович Путину; строится трасса «Таврида» — спасибо Владимиру Владимирович Путину; строится мечеть — спасибо Владимиру Владимирович Путину и так далее… А что мы сделали-то? Вот о чем говорю.

Понимаю, легко комментировать здесь, возглавляя общественную структуру. Но могу сказать, что мы сделали за это время, скольким людям мы помогли. Всему своё время. Есть время для переломных событий, а есть время для работы. Для реального, каждодневного труда. Как говорит президент, трудиться, как раб на галерах. Так давайте не будем все время вспоминать то, что было сделано в 2014 году, причем не нами, а Вежливыми людьми под руководством нашего президента. Давайте поговорим о том, что сделано нами, как лидерами, управленцами. Поэтому, если отвечая коротко на Ваш вопрос, конечно, я положительно смотрю на все события. Безусловно, как тогда, так и сейчас поддерживаю нашу страну и нашего президента. Кто бы что ни говорил, мое мнение не меняется, я считаю, что будущее у нас есть только с Владимиром Владимировичем. Это мое мнение.

— Что для Вас Крым? И что бы Вы пожелали крымчанам?

— Крым – это мой дом. Это регион, в котором я вырос. Я родился в Армении, но в возрасте пяти лет переехал сюда с семьей. Пошел здесь в школу, провел всю сознательную жизнь. Как говорят, и любил, и расставался, и дрался – то есть жил. Для меня это родной дом. И для меня благополучие Крыма играет важную роль. Обидно и больно смотреть на проблемы, будь-то дороги или больницы. Обидно, когда о ветеранах вспоминают лишь на День Победы. Хочется, чтобы у нас было меньше популизма, и больше реальных дел. Каждодневный труд. А крымчанам я хочу пожелать стойкости. Я общаюсь с разными людьми, и хочется, чтобы крымчане были едины, несмотря ни на что. Чтобы вера в то, что мы делаем, не покидала нас. К сожалению, нашу веру будут пытаться пошатнуть, особенно в преддверии Выборов Президента. Крым впервые будет голосовать, выбирать лидера государства. Мне кажется, что нам надо показать, что мы поддерживаем президента России. Выбор свой надо сделать. Это, конечно, не политическая агитация. Просто мне искренне хотелось бы, чтобы мы сказали спасибо человеку, который – в моем понимании – за нас заступился. Но я не могу настаивать. Потому пожелание такое: стойкости и веры.

— Ваш любимый писатель?

— Очень сложно выделить кого-то одного. Из наших классиков это, конечно Достоевский, Грибоедов, Булгаков. Их я читаю с удовольствием и сейчас. Недавно для себя открыл Ога Мандино. Это больше про лидерство, про то, чем я сейчас занимаюсь. Из более современных авторов – это Стивен Кови, тоже про управленческие навыки. Нравится Ицхак Адизес – это известный человек, он консультировал крупные компании, правительства. Одно из его произведений называется «Идеальный руководитель», очень интересная книга. Я не могу выделить одного автора, но в приоритете, конечно, Достоевский и Булгаков.

— У Вас есть любимый литературный герой?

— Знаете, и тут крайне сложно выделить кого-то одного. Мне нравятся книги, где раскрывается психология героев, нравятся философские посылы. Взять тех же героев Достоевского, их переживания, то, как он описывал мысли людей. Это очень интересно. Потому, если в произведении есть место неким переживаниям, мне герои уже интересны.

— Ваш любимый фильм?

— С недавних пор «Движение вверх». Честно, не помню, когда на меня фильмы производили такое впечатление. Крайний раз это было, наверное, с фильмом Никиты Михалкова «12», который вызывал похожие эмоции. Эти фильмы на меня произвели огромное впечатление. И если говорить про «12», то там тоже есть душевные переживания героев – то, что меня подкупает и в литературных произведениях. Казалось бы, просто люди сидят в спортзале и обсуждают дело этого мальчика, но их эмоции, переживания очень интересны. А «Движение вверх» — это спорт, это мне близко. Тем более фильм основан на исторических событиях. В нем передается особый русский дух, и здорово, что такое кино смотрит молодежь, люди, которые встают и аплодируют. Это и есть высший показатель патриотизма на мой взгляд.

— Встреча с каким человеком произвела на Вас наибольшее впечатление?

— Безусловно, это Владимир Владимирович Путин. У меня с ним не было личной встречи, но, когда я увидел президента впервые, то почувствовал очень сильную энергетику. Конечно, нельзя создавать себе кумира, но впечатление было очень приятное. Если говорить о шахматах, то есть встреча, которая действительно повлияла на мою судьбу – это первая встреча с международным гроссмейстером Александром Онищуком. Мне было 9 лет, и встреча с Александром Васильевичем произвела впечатление на всю жизнь, оставила отпечаток на моей шахматной судьбе.

— Вы любите свою работу?

— Да, очень люблю.

— Спасибо Вам за интересное уделенное время и очень интересное интервью. Остается лишь пожелать реализации всех намеченных планов и задач.

 

От себя хочется добавить, что в «Новой Формации» работают прекрасные люди, которые действительно живут своим делом. Энтузиазм Юрия Рачиковича, его готовность работать, решать различные вопросы, и, главное, помогать людям – это всё впечатляет и вселяет уверенность в то, что совсем скоро «Новая Формация» станет большой Всероссийской организацией.

Это даже не пожелание, у меня есть уверенность, что так и будет.

 

Руслан Шаповаленко